ЖЕНЩИНЫ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНН

Введение.

В преддверии 100-летия Первой мировой войны с сожалением приходится констатировать, что память об этом важнейшем для нашей страны событии занимает незаслуженно скромное место в российском историческом сознании. В чём же причина?

Конечно, свою роль сыграло то, что Первую мировую войну затмили две революции в России и Великая Отечественная война, Великая Победа мая 1945-го, добытая невиданным в истории национальным сверхусилием. Однако по степени влияния на дальнейший ход российской и всемирной истории события 1914–1918 годов имеют колоссальное значение, предопределив и будущую Вторую мировую войну.

Что же такое – эта страшная Первая Мировая война?

Пе́рвая мирова́я война́ (28 июля 1914 — 11 ноября 1918) — один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества.

Это название утвердилось в историографии только после начала Второй мировой войны в 1939 году. В межвоенный период употреблялось название «Великая война» (англ. The Great War, фр. La Grande guerre), в Российской империи её также называли «Великой войной», «Большой войной», «Второй Отечественной», «Великой Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) — «германской»; затем в СССР — «империалистической войной».

Поводом к войне послужило Сараевское убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который являлся одним из членов террористической организации «Мдада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская.

Страны-участницы потеряли более 10 миллионов человек убитыми солдат, около 12 миллионов убитыми мирных жителей, около 55 миллионов были ранены…

Актуальность.

Конечно, воины-мужчины – это неотъемлемая часть войны. Они проявили мужество, героизм, и нам остается только преклоняться перед ними и чтить память об этих людях.

Я предлагаю вашему вниманию свою работу о дамах в Мировой войне.. Как противоречиво звучит.. «Дама» и «Война». Я считаю данную тему актуальной, потому что героизм и патриотизм актуальны всегда, в любое время. Это то, что вечно, что никогда не заканчивает свое существование.

Я поставила перед собой главные вопросы: «Что можно рассказать о женщинах – героинях Первой Мировой войны? Чем помогали они на фронтах и в тылу? Простолюдинки ли это были или статные аристократки, известные миру? Кто же они?»

Давайте узнаем.

Цель моей работы: доказать, что роль женщины на войне не менее значима, чем роль мужчины.

Женщина на войне… Это словосочетание звучит грозно, страшно и бесчеловечно. Сложно представить себе хрупких и нежных женщин, держащих в руках автоматы и убивающих людей. А они были. Женщины сражались наравне с мужчинами, а порой были отважнее и терпеливее их.

Слово «война» женского рода, но слова «женщина» и «война» не хотелось бы ставить рядом. И все же, я решила посвятить свою работу этой теме, так как глубоко уважаю храбрость женщин и их самопожертвование.

«Образ женщин-героинь в годы Первой мировой войны активно формировался в российской прессе. В период «тяжелейшей трагедии», «мирового пожара» женщина считалась помощником русского воина. Активно формировались образы медсестер, которые в меру собственных сил старались оказывать помощь раненным. Вместе с тем пресса того времени наполнилась различными сообщениями о новых «кавалерист-девицах», которые наравне с мужчинами сражались на фронте (в первую очередь, участвовали в качестве разведчиков). Сразу отметим, что отношение к ним было неоднозначным. С одной стороны, подчеркивался их героизм и отвага (и тем самым «слабый» пол ставился в пример «сильному»), с  другой – нередко признавалось, что все же воевать – не свойственная для женщин функция» — сказал Константин Пахалюк , русский репортер.

Во время Первой мировой войны роль женщины в обществе сильно возросла. Этому способствовала нехватка рабочей силы на заводах, при производстве боеприпасов и во многих других сферах.

Патриотический подъем не миновал женщин. Война заставила представительниц всех сословий принять посильное участие в помощи фронту. Почти в каждом губернском и уездном городе спешно развертывались госпитали и лазареты; печать призывала богатых людей предоставить под лазареты, госпитали, санатории для выздоравливающих раненых дачи, усадьбы.Женщины и девушки в массовом порядке записывались на курсы сестер милосердия.В Петрограде, как после начала войны стал называться Санкт-Петербург, первые частные госпитали разместились в доме князя Феликса Юсупова на Литейном проспекте и в доме на Каменноостровском проспекте, который арендовала под госпиталь знаменитая балерина Матильда Кшесинская.

Вскоре в московских лазаретах и госпиталях стала ощущаться нехватка перевязочного материала. Женщины всех сословий, от простых горожанок до аристократок, с небывалым энтузиазмом занялись изготовлением бинтов. Одна лишь мастерская у Ильинских ворот производила в день до 10 тыс. перевязочных пакетов — столько же, сколько производила хорошо оснащенная германская фабрика.Женщины, привыкшие к умственному труду, заменяли ушедших на фронт мужчин и работали продавщицами в магазинах, разносчицами газет, стрелочницами на железнодорожных путях, кондукторами трамваев.

Многие женщины работали в лазаретах и госпиталях.Пример истинного, а не показного служения подавала сама императрица Александра Федоровна. Закончив курсы Красного креста, она с двумя дочерьми — Ольгой Николаевной и Татьяной Николаевной — ухаживала за ранеными. Стоя за хирургом, производившим операцию, государыня, как каждая операционная сестра, умело и ловко подавала стерилизованнные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные ноги и руки, перевязывала гангренозные раны, не гнушаясь ничем, и стойко выносила запахи и ужасные картины военного госпиталя времен войны.

«Во время тяжелых операций раненые умоляли государыню быть около. Императрицу боготворили, ожидали ее прихода, стараясь дотронуться до ее сестринского платья; умирающие просили ее посидеть возле кровати, поддержать им руку или голову, и она, невзирая на усталость, успокаивала их целыми часами».Кое-кто в высших аристократических кругах считал, что работа по уходу за ранеными унижает достоинство августейшей семьи, на что государыня отвечала: «Мои девочки должны знать жизнь, и мы через всё это идем вместе».Столь же ответственно относилась к своим обязанностям медсестра лазарета Евгеньевской общины города Ровно великая княгиня Ольга Александровна. «Всегда одетая, как простая сестра милосердия, разделяя с другой сестрой скромную комнату, она начинала свой рабочий день в 7 утра и часто не ложилась всю ночь подряд, когда надо было перевязывать раненых. Иногда солдаты отказывались верить, что сестра, которая так терпеливо за ними ухаживала, была родной сестрой государя и дочерью императора Александра III»

Имя одной известной женщины тоже причастно к слову «война». Во время Первой мировой войны Агата Кристи (английская писательница, автор детективов мировой известности) работала медсестрой в госпитале; ей нравилась эта профессия и она отзывалась о ней, как об «одной из самых полезных профессий, которой может заниматься человек». Она также работала фармацевтом в аптеке, что отложило впоследствии отпечаток на её творчество: 83 преступления в её произведениях были совершены посредством отравления.

Энни Окли, известная в Америке женщина-стрелок, демонстрировавшая на представлениях свои стрелковые таланты, учила американских солдат стрелять во время Первой Мировой войны. Для примера, известно, что она попадала пулей в сигарету, которую держал во рту будущий кайзер Германии Вильгельм. Один же из наиболее известных трюков состоит в том, что Энни с тридцати метров попадала в торец игральной карты, и до того, как карта падала на землю. успевала сделать в ней дополнительно 5-6 дырок последующими выстрелами.

Агрессия Германии побудила женщин Европы к активному участию в борьбе с врагом. На первых порах лишь немногие женщины в Европе и в России приняли непосредственное участие в боях.Великая герцогиня Люксембургская Мария Адельгейда, защищая неприкосновенность границ своего крохотного государства от вторжения германских войск, села в автомобиль и, выехав на приграничный мост, приказала шоферу поставить машину поперек дороги. Ни уговоры, ни угрозы немецкого командира дивизии не возымели действия.Разгневанный краткой задержкой наступления германский император Вильгельм II приказал заточить юную красавицу в Нюренбергский замок, в котором она пробыла до конца войны23.Ценою жизни выполнила свой долг французская телефонистка, поддерживавшая связь между грохочущим взрывами Верденом и Этоном. Последние слова ее были: «Бомба упала в контору»24.В Восточной Пруссии наши войска столкнулись с немецким партизанским движением. В первой партии пленных партизан (300 человек) оказалось много женщин. В городе Вилленберге 70-летняя немка, потерявшая на войне нескольких сыновей и внуков, поднялась с ручным пулеметом в руках на колокольню местной кирхи и встретила прицельным огнем входящую в город русскую пехоту. Подоспевшие казаки стащили старуху с колокольни, но она оказала такое яростное сопротивление, что ее пришлось ткнуть пикой в плечо.Военнопленная Августина Бергер, 17 лет, находясь в арьергарде отступающей немецкой части, поднималась на колокольни и сигнализировала оттуда флажками о передвижении русских войск25.Не остались в стороне от битв и русские женщины. На фронт кроме женщин-медиков отправились и те, кто непременно хотел лежать за пулеметами или же ходить в конные атаки. В кавалерию часто просились казачки, привычные к верховой езде. Многие добивались согласия командиров полков.

Известная спортсменка Кудашева, объездившая верхом всю Сибирь и Малую Азию, явилась на передовую на собственной лошади и была зачислена в конную разведку. Туда же приняли кубанскую казачку Елену Чубу, которая была не только лихой всадницей, но и прекрасно владела холодным оружием. В учебной рубке на всем скаку она опережала любого казака на 2—4 фигуры (в таких упражнениях обычно использовались чучела)26.Спортсменка Мария Исаакова великолепно владела конем, фехтовала на эспадронах и при этом обладала большой для женщины физической силой. С началом войны Исаакова выписала из Новочеркасска хорошо выезженную казачью лошадь и обратилась к командиру одного из стоящих в Москве казачьих полков с просьбой о зачислении, но получила отказ. Тогда она на свои деньги приобрела военную форму, оружие и последовала за полком, который догнала уже в Сувалках. Упрямица была зачислена в конную разведку полка.Дочь уральского войскового старшины Наталья Комарова, отлично освоившая верховую езду, с первых же дней войны буквально бредила битвами. Ее отец и брат Петр уже воевали, а ей оставалось лишь читать в газетах боевые сводки с полей войны. Слезные уговоры матери не оставлять ее одну не помогли. На деньги, отложенные отцом для приданого, Наталья купила коня и всю казачью амуницию.Полк, в котором служил ее брат, она разыскала в местечке близ границы с Восточной Пруссией. Командир молча выслушал биографию доброволицы и ее просьбу о зачислении в полк.«После некоторого раздумья он произнес:— Ну что с вами поделаешь? — Бывали уже подобные примеры… Я вам не разрешаю, но и не запрещаю…— Безумная… — только и сказал ей брат при встрече»

Дон.

Но я, как патриотка и жительница Дона, не могла обойти стороной историю, связанную с Первой Мировой войной на Дону.

Как выглядели эти отважные девушки и женщины, пожелавшие разделить тяготы войны с мужчинами? Газетные и журнальные снимки той далекой поры не всегда отличались качеством изображения, но зато сохранились описания их внешнего облика.Наталье Комаровой «на вид было лет 17—18. Хорошее русское лицо светилось отвагой и добротой, носик был чуть-чуть вздернут, искристые серые глаза смотрели открыто и прямо. Широкие черные шаровары в талии были перехвачены широким кожаным поясом, к которому с одной стороны был прицеплен длинный кинжал в серебряных ножнах, с другой — больших размеров кобура с револьвером. Темно-синий черкесский бешмет, отороченный серебряными галунами, облегал стройную фигуру. За плечами на ремне висел легкий казачий карабин»28.Офицеры штаба откровенно любовались юной амазонкой, одетой не по форме, но очень воинственно настроенной. Воевала она отменно, выполняя боевую работу наравне со всеми. Штыком и прикладом она орудовала столь же ловко, как и шашкой.Прикрывая со своей сотней атаку пехотного полка, Наталья увидела падающего знаменщика и врага, удиравшего в тыл с русским знаменем. Пришпорив коня, отважная казачка настигла немца и сразила его метким выстрелом. Подхватив знамя, она устремилась вперед, увлекая за собой полк. Вражеская позиция была взята. За этот бой Комарову наградили Георгиевским крестом 4-й степени.Она писала матери: «Это был самый прекрасный момент всей жизни моей, когда я получила этот чудный знак доблести. Нет выше награды на земле, чем Георгиевский крест»29.Потянулись боевые будни. Наталья стреляла, перевязывала раненых и с риском для жизни добывала патроны в покинутых окопах. Пули, шрапнель и осколки снарядов обходили ее стороной. Так продолжалось до тех пор, пока казаки не столкнулись в одном из боев с баварской пехотой. Это были не австрийцы, которые, завидев идущую в атаку русскую пехоту или казачью лаву, бросали оружие, выскакивали из окопов и, задрав руки, истошно орали по-русски: «Не убивай! У меня четверо детей!»Баварцы успели дать залп по несущимся казакам и примкнули штыки к ружьям. Завязался яростный бой. Под Петром Комаровым убило лошадь, и он отбивался карабином, тесня противника к канаве. Казак не видел подбиравшегося сзади врага. Крутясь в седле и отбиваясь шашкой от штыков, Наталья заметила опасность, но помочь брату не успела. Удар приклада свалил Петра.Наталья сразила врага и, соскочив с седла, подбежала к лежащему брату и опустилась на колени. В этот момент вражья пуля навылет пробила ее грудь.Казачка выжила. Из госпиталя ее отправили домой, но она не могла смириться с положением демобилизованной по ранению. Как только она почувствовала себя достаточно окрепшей, снова вернулась на фронт.Дальнейшая судьба ее затерялась среда тысяч других.На место убитых мужей и братьев часто становились их жены и сестры. Отваги им было не занимать, но военная подготовка была далеко не лучшей. «Армейский вестник» поведал об одной женщине, известной под фамилией «вольноопределяющегося Долгова», которая после смерти мужа, артиллерийского капитана, убитого под Сольдау, добровольно поступила в полк. Провоевала она недолго.В кратком донесении с места боя говорилось: «Появились неприятельские разъезды. Один из них атаковали. Увлекшийся погоней вольноопределяющийся Долгов зарублен»

Да разве ж об этом расскажешь –

В какие ты годы жила!

Какая безмерная тяжесть

На женские плечи легла!..

М. Исаковский. “Русской женщине”

Заключение.

Тема женщины и войны является одной из самых малоисследованных в современной литературе. И это вовсе не случайно: сражения, битвы и ратные подвиги испокон веку считались уделом мужским. Женщинам предназначалось иное: беречь домашний очаг, поднимать детей, а еще – ждать мужчин, уходивших на войну. Женское начало выступало отождествлялось с самой жизнью, ее простым повседневным течением, миром обычных житейских дел и забот. Образ женщины несет с собой тепло и уют, нежность и покой а, главное, он несет с собой любовь, без которой немыслимо для человека счастье. Именно за любовь и счастье должны сражаться настоящие мужчины, и именно необходимость защиты дома, женщин и детей способна хотя бы отчасти оправдать войну.

Но “соединение” войны и женщины переворачивает все смыслы, заставляет изменить привычное восприятие реальности. Зло в этом случае вдруг приобретает такой вселенский размах, что кажется, будто в мире вовсе не было и нет добра, и что именно жестокость является правдой жизни. Это ощущение рождается от возникающего вдруг понимания ужаса происходящего, обостренного осознания абсурдности массового убийства, дыхания смерти, которое несет с собой любая война. Понимание это слишком тяжело для человека, оно испытывает пределы его разума, уводя сознание на самую границу порядка и хаоса, света и тьмы.

И в этом случае разум словно отказывается признать реальность происходящего:

Я видел девочку убитую,

Цветы стояли у стола.

С глазами навсегда закрытыми,

Казалось, девочка спала.

И сон ее, казалось, тонок,

И вся она напряжена,

Как будто что-то ждал ребенок…

Спроси, чего ждала она?

И. Уткин “Я видел девочку убитую…”, 1942





Внимание, только СЕГОДНЯ!